Промышленная архитектура Подмосковья как объект культурного наследия: статистика и непростой путь к сохранению

И.А. Трубецкая (член Экспертного совета по промышленному наследию)

Промышленная архитектура – самый молодой вид наследия, у нас в стране ещё 20 лет назад не осознававшийся как ценность. Её архитектурные достоинства и градообразующая роль только начинает осознаваться на уровне региональных и муниципальных властей Подмосковья, в ряде районов такого понимания нет вовсе. Это контрастирует с Москвой, где промарх, хотя и ценою ряда потерь, был осмыслен как ценный архитектурный пласт уже несколько лет назад. В 2015 году международная выставка Denkmal, проходившая в Москве, была целиком посвящена промышленной архитектуре, городские власти представили наиболее известные и яркие промышленные ансамбли города, где была проведена реставрация и приспособление к новому использованию. Подмосковье от этого пока далеко, в регионе нет примера завершённой конверсии и ревитализации фабричного комплекса целиком, когда он был приспособлен под жильё или офисы нового поколения с бережной реставрацией подлинных элементов вроде чугунных опор или водонапорных башен. Есть некоторые попытки и намерения властей отдельных округов и есть индустриальные сооружения в хорошем состоянии, поддерживаемые ремонтом, где сохранилось производство или налажен иной бизнес.

Московская губерния была особенно богата текстильными фабриками, имевшими ярко выраженный архитектурный облик, зачастую они становились ядром будущего посёлка или города, их историческая ценность значительна. Для понимания их количества и ранжирования по степени архитектурной ценности прежде всего необходима инвентаризация, полевое изучение этих ансамблей. Статистики по региону не существует – сколько исторических промышленных комплексов сохранилось, у скольких из них есть статус объекта культурного наследия, сколько требуют изучения. Выявлено как объекты культурного наследия немногое, если выявлены, зачастую не прошли историко-культурную экспертизу, поэтому нет точного понимания – какие компоненты данного комплекса подлежат сохранению и реставрации.

Эти комплексы в большинстве не изучены в натуре и в архивах, как правило они представляют собой сложный конгломерат построек нескольких строительных периодов, в их основе могут находиться ранние сооружения XVIII-XIX веков. При паспортизации 1970-х годов паспорта на фабричные сооружения обычно не составлялись, так как в те годы они не рассматривались как имеющие архитектурную ценность; многие были закрытыми предприятиями. Долгое время к ним относились лишь с утилитарной точки зрения, так как продолжали использовать по назначению. С 2000-х годов, в связи с закрытием производств и возрастающими масштабами нового строительства, бывшие фабричные комплексы Подмосковья находятся под угрозой разрушения.

Говоря об индустриальном наследии, важно установить критерии – что мы к нему относим: только производственные здания или также инфраструктуру, сложившиеся фабричные городки, а также железнодорожные сооружения. В фабричных городках, вокруг производства обычно строились казармы рабочих, ныне жилые дома, школы, больницы, зачастую первые в этой местности.

Объекты наследия, статистика

В 2019 году автор провела подсчёт количества индустриальных сооружений Московской области, внесённых в списки объектов культурного наследия федерального, регионального значения и выявленных. К промышленной архитектуре автор относила: производственные сооружения и инфраструктуру при них, учитывая казармы и больницы; пожарные депо; все железнодорожные сооружения – вокзалы, водонапорные башни, депо. Это не окончательные, скорее «плавающие» цифры, так как понять, что скрывается за реестровым наименованием, без тотального осмотра не всегда возможно, ряд объектов скорее всего утрачен (о некоторых это доподлинно известно). Опять же критерии требуют уточнения, например, больницы и казармы учитывались, когда в их реестровых названиях говорилось о фабричной принадлежности. Возможно, остались не учтены сооружения, название которых не отражает принадлежность к фабрикам, но являющиеся таковыми. Тем не менее, полученные цифры дают представление о количестве сооружений промышленной архитектуры, которые признаны ценными и подлежат сохранению.

Среди объектов культурного наследия федерального значения 5 производственных наименования, все внесены в список памятников в 1995 году. Одно представлено четырьмя строениями, таким образом у нас всего 8 сооружений федерального значения. Из них одно в селе Клишино под Озёрами, остальные расположены в Серпухове. Из серпуховских наименований три это бывшие парусиновые мануфактуры XVIII века и один солодовенный завод. Сейчас их сложно отнести к промышленной архитектуре, так как здания утратили производственный облик и приспособлены под жильё. Особенно интересен комплекс, состоявший из четырёх строений, одно из которых, к сожалению, недавно утрачено при застройке участка. Это был комплекс парусиновой мануфактуры купца Кишкина первой половины XVIII века, от которого сохранялись ткацкий корпус, складские палатки и погреба. Надо сказать, что принадлежность к объектам федерального значения никаким образом не помогает их сохранять, наоборот, почти все они содержатся без реставрации, искажаются. Автор сомневается, что ткацкая фабрика в Клишино до сих пор существует, в Серпухове одно надстроено двумя этажами недавно (и никто не смог это остановить), один, как уже сказано, снесён, причём его собратья, оказавшиеся на участке, где строятся новые дома, находятся в удручающем состоянии. С этим, конечно, надо что-то делать. У нас всего 5 федеральных производственных наименований и все отнесены к XVIII веку, их необходимо реставрировать и беречь.    

Объектов регионального значения 40 наименований, многие многосоставны, итого 104 сооружения. Среди них 9 железнодорожных здания, все – вокзалы. За исключением двух, они признаны памятниками архитектуры одним постановлением 2002 года. Это вокзалы в Серпухове, Подольске, Чехове, Клину, Мытищах, Пушкино, Софрино. Ещё 3 наименования – пожарные депо с каланчой: в Талдоме, Павловском Посаде и Волоколамске. Так как кроме этих трёх пожарных сооружений в списках больше нет, при том, что раньше они были в каждом городе, возникает вопрос – неужели хорошо сохранились лишь три?

Среди выявленных объектов культурного наследия 37 наименований индустриальной архитектуры, это 60 сооружений. Здесь железнодорожных 15, из них 8 вокзалы, 5 водонапорные башни и всего одно депо с баней. Последнее – круговое депо и баня на станции Клин, единственное здание такого типа в регионе, официально подлежащее сохранению хотя бы в статусе выявленного памятника. Удивительно, что железнодорожных водонапорных башен в списке всего 5 – в Дмитрове, Пушкино, Мытищах и Солнечногорске (две) – и лишь «выявленные» объекты, то есть не дошедшие пока до Реестра.

Итого в Московской области 82 наименования, которые составляют 172 сооружения индустриальной архитектуры, имеющие статус объекта культурного наследия. Из около 6000, имеющих статус объекта культурного наследия в регионе, – это 3% от общего количества.

Интересно, что признание ценности промышленной архитектуры путём внесения в списки памятников в Подмосковье началось лишь в 1990 году. И вовсе не из-за архитектурных качество, но из-за связи с революцией. Тогда исполком Мособлсовета утвердил дополнительный список памятников местного значения, связанных с событиями революции, деятельностью В.И. Ленина и других выдающихся деятелей. В основном это были жилые, торговые и административные здания – историческая застройка населённых мест, имеющая мемориальную ценность для историков революции. В подобные списки впервые стали попадать и производственные здания, в которых работали и собирались рабочие. Например, памятником истории признали «Здание электростанции Ярополецкой ГЭС, построенной при содействии В.И. Ленина». Несколько корпусов Глуховской мануфактуры в Ногинске, включая казармы в стиле модерн, и комплекс старых корпусов тонкосуконной фабрики в Купавне, где проходили революционные выступления рабочих, стали охраняемыми памятниками. Статус памятника получила и Ликинская мануфактура, первое предприятие, национализированное по Декрету Совнаркома от 1917г. Первая железнодорожная постройка тоже тогда попала в список памятников – вокзал станции Голутвин «где 18 декабря 1905 г. карателями производилась расправа над революционерами».

Выявление и долгий путь к сохранению

В настоящее время выявление индустриальных сооружений как объектов культурного наследия обычно происходит, когда озвучиваются намеренья о застройке участка либо начинаются разрушения. Примеры подобного: Милютинская мануфактура в Раменском, фабрика Коншиных в Серпухове, Мытищинский вагоноремонтный завод, фабрика Ягужинских в Павловской слободе. Рассмотрим эти примеры и разные сценарии их сохранения подробнее.

Фабрика в Павловской слободе Истринского района, имеет уже несколько лет статус выявленного объекта: «Павловская суконная фабрика, казармы гренадёрской артиллерийской бригады, 1-я четв. XIX в., 1860-е гг. – нач. XX в.». Один из интереснейших архитектурных комплексов, вероятно, единственный в Московской области в стиле классицизма, он сложился в начале XIX века и избежал перестройки на рубеже XIX-XX веков. Как известно, бурное развитие промышленности в это время влекло расширение производства, увеличение числа рабочих и мощностей, фабрики перестраивались. В Павловской слободе суконная фабрика с начала XIX века принадлежала военному ведомству и поставляла сукно для армии, в 1859 году она была закрыта и затем переоборудована в казармы Артиллерийской гренадёрской бригады. Это способствовало сохранению ансамбля периода классицизма. Во второй половине XIX века и дальше были сделаны лишь некоторые дополнения и перепланировка внутри, например, в одном из больших корпусов в 1906 году сооружён храм арх. Михаила. В советское время здесь продолжали находится военные, была устроена военная часть и склад оружия. После того, как в 2013 году военную часть вывели, появились планы о застройке участка, одновременно появилась возможность попасть на территорию с целью осмотра и изучения. Выявление, начатое областным Минкультуры в 2014 году, едва не сорвалось после серии пожаров летом 2015 года. И только в декабре 2016 года комплекс получил статус выявленного объекта, предписывающий сохранение. В таком статусе и в таком полуразрушенном состоянии эти постройки находятся по сей день. Не будучи законсервированными и почти не охраняемые, они значительно пострадали от мародёров за прошедшие с пожара годы: в некоторых корпусах выдернуты куски стен, лицевая кладка кирпичей, связи, а единственный не горевший корпус теперь представляет собой такой же остов здания, как и остальные. Наглядный пример, что бездействие и вандализм делают с архитектурой. С весны 2019 года власти Истринского района, в чьём имущественном ведении теперь находятся постройки, вернулись к вопросу их сохранения, разрабатывается концепция приспособления к новому использованию.

Другой пример, когда фабричный комплекс не дошёл до реестра (пока): ансамбль ситценабивной фабрики Коншиных в Серпухове, формировавшийся с конца XVIII века до начала XX. Ценность фабрики для Серпухова ещё в том, что до её устройства здесь в конце XVIII века это была территория посада с церквями и торговыми рядами. В нескольких метрах – Серпуховский кремль, в земле значительный археологический слой. В 1970-е годы в основе одного из корпусов были выявлены палаты XVIII века. После вывода производства в 2000-е здания пустуют, на обширную обособленную территорию стали проникать люди, одни для изучения, другие с целью вандализма, начались разрушения и пожары. В итоге участок был продан под застройку, в 2015 году начат снос одного из зданий в стиле модерн – котельной 1900-х годов постройки. Это вынудило местных краеведов и Мособлотделение ВООПИК срочно подготовить заявку на выявление, на которую областное Минкультуры ответило включением фабричных зданий в предварительный список. В то же время удалось наладить контакт с девелопером, купившим эту и соседнюю территории с целью устройства жилого комплекса. Пару лет назад у владельца было намерение приспособить фабричный ансамбль под жильё, но степень сохранения при этом подлинных частей оставалась не ясна. После изменения порядка выявления памятников в 2015 году, заявку необходимо подавать заново, с более детальным описанием и обоснованием ценности. Состояние пустующих фабричных корпусов за прошедшие годы значительно деградировало.  

Пример, когда сохранить производственный комплекс не удалось вовсе: Мытищинский вагоноремонтный завод, градообразующее предприятие рубежа XIX-XX веков. Теперь это завод Метровагонмаш, производящий вагоны для московского метро. После того, как производство вывели в новую часть, в местной газете был опубликован проект застройки территории, означавший полное разрушение исторических корпусов. Это выглядело дико и невероятно. Сотрудниками Мытищинского краеведческого музея совместно с Мособлотделением ВООПИК была спешно составлена и подана заявка о выявлении старых корпусов как памятников архитектуры. К сожалению, областное Управление культурного наследия затянуло рассмотрение документов, позволив руководству предприятия полностью снести производственный комплекс, что вызвало значительный резонанс среди общественности и экспертов. От одного из интереснейших и редких по профилю промышленных ансамблей сохранилась и получила статус выявленного объекта наследия лишь водонапорная башня.

Как видно из этих примеров, выявление происходит в предпоследний момент. Почему? Причин несколько. Во-первых, люди, живущие поблизости или работающие на производстве, действительно в большинстве не представляют, что эти обширные комплексы могут быть полностью разрушены ради нового строительства. Они обычно настолько велики по размерам и настолько плотно связаны с историей населённого места, что подобное представляется невероятным. Во-вторых, выявление требует сбора исторической информации, планов, фотографий, что занимает время и требует навыков. Как уже говорилось, промышленная архитектура одна из наименее изученных, практически нет изданий, тем более научных, по периодам строительства того или иного комплекса, в каждом случае надо начинать с нуля архивный поиск и натурное изучение. Как правило в наличии лишь краеведческая литература, где большинство сведений – о социальной истории места. Архитектурные же наслоения приходится буквально разгадывать, выезжая на место с архитектором и сравнивая архивные планы. Это в свою очередь становится возможным лишь после ухода производства и снятия охраны с этих режимных объектов. Получается в некоторой степени замкнутый круг – пока они работают, их невозможно изучать из-за закрытости; когда производство выводят, остаётся слишком мало времени.    

Не изученность и незащищённость

Итак, многие комплексы индустриальной архитектуры Московской области не изучены в натуре и в архивах, даже если они уже заявлены на статус памятника или внесены в список «выявленных объектов». Но наиболее уязвимы те, что не имеют охранного статуса вовсе.

 Например, Тонкосуконная фабрика Лыжиных в Ивантеевке, где можно говорить о причастности к проекту известного архитектора стиля модерн Льва Кекушева. Фабричный комплекс, возникший изначально как парусно-полотняная мануфактура купцов Евреиновых в 1730-е годы, перестраивался последующими владельцами Баташёвыми и Щекиными в XVIII и XIX веках. В начале XX века владелец Владимир Александрович Лыжин, как предполагается, привлёк к перестройке Льва Кекушева. Комплекс не имеет статуса объекта наследия. Архивный поиск, который автор вела своими силами, остался не завершён, фабрику изучают ещё два исследователя. Статус объекта наследия недавно получила жилая часть этого фабричного городка, здесь пара построек сохранила признаки сооружений XVIII века – это один из интереснейших примеров сохранности жилых прифабричных зданий раннего периода в регионе. При этом их выявление и установление историко-архитектурной ценности происходило после того, как новые микрорайоны из 17-ти этажных домов подступили вплотную и должны были занять и место фабричного городка. Главный производственный корпус пустует, в других склады, так что пока есть ещё время для их сохранения, но территория закрыта для осмотра.  

Другой пример – сооружения первого московского водопровода, Мытищинской водоподъёмной станции. Это многосоставный комплекс, в который входят подземные кирпичные галереи конца XVIII века, места первых ключевых колодцев и станция 1890х годов, созданная при участии архитектора М.К. Геппенера. Для выявления и постановки на охрану комплекса как объекта наследия уже два года ведётся архивно-библиографическое исследование. Производственная часть является объектом туристического показа, сюда приезжают экскурсии, администрация станции вполне бережно сохраняет архитектуру и старое оборудование. Меж тем, месторасположения старых кирпичных галерей XVIII века в настоящее время осваивается под новое строительство, что может привести к их утрате.

По мнению автора, ввиду значительных темпов урбанизации в регионе необходимо форсировать выявление промышленного наследия, как производственной части, так и связанной с ней жилой и инфраструктурной, иначе историческое лицо ряда районов будет потеряно. «Форсировать» нелегко, это требует заинтересованности и действий местных жителей, музейных и краеведческих сообществ, совместного участия в архивном поиске и сборе информации. Также необходима разработка подхода к сохранению исторических комплексов с точки зрения оценки их экономического потенциала и возможных вариантов использования.

Фотографии: Ирина Трубецкая, Сергей Клычков, Игорь Гришин

This error message is only visible to WordPress admins

Error: No connected account.

Please go to the Instagram Feed settings page to connect an account.